Правописание глагола "сможете": грамматика, спряжение, примеры

Писать правильно слова «сможете», «сможет» нужно так, как тут – с суффиксом «е».


В некоторых личных формах вместо него пишется «у», или суффикс может вовсе выпадать: «сможет», «смог», «смогла», «смогут» (здесь и далее до конца абзаца верные суффиксы выделены полужирным), но заменяется на «и» только лишь в устаревшей форме «смогите», а в «смогли» и «смоги» заключительное «и» в настоящее время считается ударным окончанием (детальнее см. далее).

Поэтому написания «сможите», «сможит», «сможат», «сможут», «сможили» – глубоко, непростительно ошибочны. Однако объяснимы, поскольку классическая «школьная» орфография неправильно относила исходную форму (инфинитив) «смочь» к 1-му спряжению, а «лихие» языковеды «лохматых» годов вкупе с их современными последователями окончательно запутали проблему, о чём подробнее можно прочитать в статье о слове «приедешь».


Примечание: насчёт «-л-» в формах «смогла», «смогло», «смогли» – суффикс эта буква или часть окончаний «-ла», «-ло», «-ли» – вопрос до сих пор спорный.

Правила

Глаголы несовершенного вида «мочь» и соответствующий ему совершенного вида «смочь» очень древние, оставшиеся в русском языке от древнеславянского, в котором времён и спряжений было больше. Удобные для произношения и написания архаичные формы выжили; неудобные отмерли, заменившись подходящими из актуальных спряжений. Спряжения таких глаголов называются изолированными, так как они (соответствующие глаголы) спрягаются каждый по-своему, особенно. То есть, некоего общего «изолированного типа» спряжений нет. Если в грамматическом описании глагола значится «изолированное спряжение», то это не значит, что другой глагол с такой же пометкой спрягается аналогично. Правописание глаголов изолированного спряжения нужно просто запоминать; к счастью, в русском языке таких немного: бежать, болеть, брать, быть, дать, есть, мочь/смочь (см. ниже), трепать, хотеть – вот, пожалуй, и все из часто употребляемых.

Примечание: дополнительно о причинах и ходе «редукции форм» в русском языке см. в конце.

Для ряда глаголов изолированного спряжения характерна смена согласных в корне. В нашем случае «ч<ь>»«г»«ж»: «смочь»«смог»«сможешь». Наткнувшись на слова, в которых наблюдается подобное явление, справляйтесь об их правописании обстоятельнее. К сожалению, пресловутый Викисловарь, следуя, видимо, своей идеологической «сверхзадаче», напускает в данном вопросе изрядно туману. Так, в нём типичнейшим, так сказать, образцовым глаголам 1-го спряжения «приехать» и «прийти» назначено изолированное (!) спряжение, а для нашего «мочь» указано некое спряжение 8c/b. Поднять источник – его автор, похоже, пытается вернуться к древнеславянским спряжениям, сдабривая их собственными, мягко говоря, недостаточно обоснованными домыслами.

Грамматика

Итак, слова «сможете» и «сможешь» суть личные формы древнего глагола совершенного вида изолированного спряжения смочь, состоящего из приставки «с-» и корня «-мочь». Соответствующий глагол несовершенного вида «мочь». Напомним, глаголы совершенного вида обозначают действие уже совершённое или совершающееся, результат которого очевиден. И обратно – глаголы несовершенного вида значат, что действие или предстоит совершить, или же его результат неоднозначен. Оба глагола «мочь» и «смочь» непереходные, т.е. действие происходит с субъектом высказывания, с тем, кто действует, а не производится тем же субъектом над чем-то или кем-то.

Личные формы глагола «смочь» таковы:

Первое лицо:

  • (Я) смогу́ (будущ.)/ смо́г (прошедш. муж.)/ смогла́ (прош. жен.)/ <бы> смо́г (смогла́) или смо́г (смогла́) <бы> (сослагательн.)/ (Я/мы) <должен/должны?> смо́чь или (Мне/вам) < необходимо?> смо́чь (повелительн.).
  • (Мы) смо́жем (будущ.)/ смогли́ (прошедш.)/ <бы> смогли́ или смогли́ <бы> (сослагательн.)/ <должны?> смо́чь или (Мне/нам) <надо? необходимо?> смо́чь /смо́жем / <давайте-ка?> смо́жем; смо́жемте<-ка> (повелительн.).

Второе лицо:

  • (Ты) смо́жешь (будущ.)/ смо́г (смогла́) (прошедш.)/ <бы> смо́г (смогла́) или смо́г (смогла́) <бы> (сослагательн.)/ <должен?> смо́чь; смоги́ (повелительн., устаревшая форма).
  • (Вы) смо́жете (будущ.)/ смогли́ (прошедш.)/ <бы> смогли́ или смогли́ <бы> (сослагательн.)/ <должны?> смо́чь (повелительн.); смоги́те (повелительн., устаревшая форма).

Третье лицо:

  • (Он) смо́жет (будущ.)/ смо́г (прошедш.)/ <бы> смо́г или смо́г <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> смо́жет (повелительн.).
  • (Она) смо́жет (будущ.)/ смогла́ (прошедш.)/ <бы> смогла́ или смогла́ <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> смо́жет (повелительн.).
  • (Оно) смо́жет (будущ.)/ смогло́ (прошедш.)/ <бы> смогло́ или смогло́ <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> смо́жет (повелительн.).
  • (Они) смо́гут (будущ.)/ смогли́ (прошедш.)/ <бы> смогли́ или смогли́ <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> смо́гут (повелительн.).

Действительное причастие прошедшего времени смо́гший. Деепричастие прошедшего времени смо́гши.

Разделение переносами: смо-гу́; смо-гла́; смог-ла́; смо́-жем; смо́ж-ем; смо-гли́; смог-ли́; смо-ги́; смо́-жете; смо́ж-ете; смо́же-те; смо-ги́те; смоги́-те; смо́-жемте; смо́ж-емте; смо́же-мте; смо́жем-те; смо́-жешь; смо́ж-ешь; смо-ги́те; смог-и́те; смоги́-те; смо́-жет; смо́ж-ет; смо-гло́; смог-ло́; смо́-гут; смо́г-ут.

Значение

Глагол «смочь» и его словоформы в русском языке имеют всего три значения:

  1. Быть или прийти в состояние для свершения чего-либо; оказаться в соответствующих условиях: «Вы сможете приехать ко мне после работы?»; «Давай-ка застеклим балкон металлопластиком. Тогда я смогу мастерить что-нибудь полезное и зимой». Частичные синонимы «суметь», «наладиться».
  2. Решиться на некое дело или предприятие (как правило, взвесив все обстоятельства): «Да, пожалуй, мы смогли бы раскошелиться на капитальное остекление балкона». Синоним «осилить».
  3. Довести до успешного конца начатое (как правило, невзирая на препоны): «Мама, смотри, я сегодня смог сам поделать все уроки!»; «Смоги подтягиваться пять раз на турнике – сможешь делать и подъём переворотом». Синоним «суметь»; частичные «довершить», «осилить».

О временах и спряжениях

Кирилл и Мефодий, как известно, разработали первославянскую грамматику на основе латинской. Латиняне же свою основали на древнегреческой. В те времена то и другое было более чем оправдано: славянский язык тогда был малоразвит, а греки первыми создали общедоступный литературный язык – койнэ – на котором можно было выражать тончайшие оттенки человеческой мысли; свидетельства тому достижения греческой науки и литературы. Шумерскому опыту («Сказание о Гильгамеше») не повезло – он по ряду объективных причин канул в лету, а колоссальные творения индийцев и китайцев долгое время оставались фактически в культурной изоляции, т.к. их создатели не рассчитывали на аудиторию с совершенно иным образом мыслей. Греки же придумали грамматику, изначально приспособленную к внятному общению представителей различных социокультурных групп – к тому времени единая ойкумена уже сложилась.


Суть находки греков в том, что они разделили звуки на согласные и гласные, и ввели отдельные буквы для тех и других. Это чётко зафиксировало звучание букв и дало возможность отделить от корней слов единицы словообразования: приставки, суффиксы, окончания, а то, другое и третье вместе придало языку неслыханную дотоле гибкость. Единицы словообразования это, в общем, флексия, хотя в современном языкознании значение этого термина сужено: флексией считается часть форм слова неизменного значения, меняющаяся при его склонении или спряжении.

Однако разработка оптимальной флексии – очень трудная штука. Если её мало, мысли плохо выражаются. Если слишком много – язык становится сложным, тяжёлым, учить его трудно. Поэтому койнэ, латынь и непосредственно происходящие от них современные европейские языки ещё не вполне флективны: в них были и есть вспомогательные слова для указания, к примеру, родов, обобщённых количеств (одно, несколько, много), категорий времени (давнопрошедшее, прошедшее, завершающееся, только что завершившееся, совершающееся, вот-вот совершащееся, которое совершится), и отношений модальности (возможности, обязанности, долженствования: «можешь, если хочешь», «давай, разрешаю», «должен, делай, и нечего тут»). Подобный способ изъяснения достаточно удобен и потому дожил до наших дней.

Судьба древнерусского языка оказалась особенной: он и задолго до монгольского нашествия сильнейшим образом взаимодействовал с тюркскими языками. А в них словообразование происходит принципиально иным способом – агглютинативным, «склеиванием» корней и частиц, имеющих каждая своё собственное значение, причём значение «склеенного» слова получается другое. К примеру, «кара» это чёрный, «ак» белый, а «су» – текущая вода, струя. Но «карасу» означает мутную речку или ручей; «аксу» – чистую, прозрачную.

Агглютинация как способ выражения мыслей в целом гораздо менее удобна, чем флексия, но общение с тюркоязычными народами дало русичам опыт работы с частицами и окончаниями, который Западу, как говорится, и не снился, расширило «ассортимент предлогов» и позволило кардинально усовершенствовать, так сказать, технологию словосборки. Артикли, модальные глаголы и пр. «лишние слова» (по выражению Бернарда Шоу) стали не нужны – великорусский язык стал чисто флективным, по гибкости (в т.ч. и по восприимчивости иностранных слов) не имеющим себе равных.

Однако на этом русский язык надолго впал в летаргию: давление на Русь и с Востока, и с Запада было отнюдь не только и не столько культурным. «Заснули» вместе со строем языка и устаревшие словоформы, оставшиеся от «латиноподобной» грамматики. Немало поспособствовали этому и церковники – статус грамотного священнослужителя в те очень «нескучные» времена обеспечивал личную безопасность и благосостояние, которых подчас не имели и владетельные особы, так что клир, храня монополию на грамотность, всячески препятствовал упрощению письменной речи.

Первым, кто, образно говоря, растолкал русский язык под микитки, был Пётр Великий. А внезадолге М. В. Ломоносов уже вполне по-научному оптимизировал его грамматику, повыкидывав лишнее, ничего не говорящее, или дублирующее более понятное. После того было ещё несколько реформ языка, но и современная русская грамматика в основе своей ломоносовская. Глаголы изолирующего спряжения в ней остались неспроста: они доказали свою жизнеспособность, т.е. сказать/написать то же самое, насильно вгоняясь в некие формальные рамки, будет сложнее и смутнее.

Что же касается выразительности, то в ней «греко-латинические» языки и русский фактически равны. Там – Гомер с Еврипидом, Шекспир и Байрон; здесь – Пушкин и Лев Толстой. Но способы выражения там и там всё-таки различны. Попытки «переломать» строй языка под иной умаляют его выразительность, и обращение к изжившим себя способам словообразования, равно как отказ от действительных в живом языке это, самое меньшее, весьма и весьма неумный подход к решению лингвистических вопросов.

***

© ПишемПравильно.ру

Перечень академических источников, использовавшихся при подготовке материалов.

Правописание этих слов надо знать:
Проверить еще слово: